Экзамен по дисциплине «Патопсихология» для КПМИП



21) Интеллектуально-личностное снижение при органических поражениях ЦНС разного генеза и методы его квалификации.
Диффузными эти нарушения называются, потому что поражение мозга не локализовано, как при эпилепсии, в строго определенных участках мозга, а «размыто»: мозг страдает как целое, без выраженных признаков локальной патологии экзогенной природы. Рассмотрим круг заболеваний, связанных с поражением функционирования мозга в целом. Это заболевания, связанные с
— влиянием на мозг различных вредностей (интоксикации разного рода: химические, ртутные и т.п.);
— с воспалительными поражениями мозговых оболочек;
— с последствиями травм мозга без жесткой локализации (мозга в целом — сотрясения и т.п.);
— диффузные сосудистые поражения мозга (атеросклероз без выраженной локализации, когда страдает питание мозга из-за поражения разных его участков;
— вирусные, сифилитические поражения с поражениями коры.
Т.о., имеется в виду весьма обширная группа заболеваний. Клиническая картина их разнородна. Что же позволяет их объединять?
Разные по клинике и генезу заболевания имеют сходство в психологической картине нарушений. Сходство психологической картины нарушений заключается в единообразии динамики психической деятельности при всех этих заболеваниях. Основными динамическими характеристиками являются:
— замедленность протекания психических процессов;
— истощаемость психической деятельности ( невыносливость к нагрузкам – физическим, интеллектуальным и эмоциональным);
— лабильность психической деятельности больных.
Эти особенности характерны для всей группы болезненных форм. В чем же они состоят?
Замедление темпа психической деятельности у всех типов больных обнаруживается на самом первом этапе обследования: этапе врабатываемости. Начальный этап ЭПИ не всегда отражает истинный темп интеллектуальной деятельности, доступный больному. На первом этапе наблюдается произвольное снижение темпа, чтобы лучше понять инструкцию. Это связано с высокой мотивированностью больных на качественное выполнение заданий. Затем идет повышение темпа и новое замедление к концу выполнения пробы. На завершающем этапе выполнения заданий истощаемость психической деятельности больных проявляется не только в снижении темповых характеристик, но и в появлении разного рода ошибок. Ошибки часто наличествуют и на ориентировочном этапе выполнения задания. В пробах на память (10 слов) количество слов, воспроизведенных испытуемым, в начале и в конце существенно меньше. В пробах на внимание количество ошибок больше в начале и в конце выполнения задания.
В методике «Классификация», в которой много элементов для манипуляции, у больных с диффузными органическими поражениями мозга часто встречаются ошибки внимания: больной собирает несколько одноименных групп. При этом он не видит, что собрал две группы животных, инструментов и пр., однако сразу реагирует на замечание экспериментатора: т.е., он критичен к сделанным ошибкам. Эмоциональная сфера также расстроена: на этапе врабатываемости больные реагируют настороженностью, неуверенностью («Я не сталкивался с такой работой»). В конце на фоне истощаемости – раздражительность, нервозность, дисфорические реакции.
Иногда медленная ориентировка при выполнении любой пробы сочетается с неравномерностью интеллектуальной деятельности: лабильность уровня достижений, работоспособности. Периодически происходит спад продуктивности психической деятельности, резкое снижение ее уровня, больной делает больше ошибок и т.п. Иногда лабильность выражена столь резко, что уровень мыслительной деятельности больного, минуту назад производившего впечатление полностью сохранного, вдруг падает до дементности. Такие западения чаще встречаются и резче выражены при злокачественных процессах, например, сифилисе мозга. Иногда в середине пробы больной с диффузным поражением впадает в состояние оглушенности: не реагирует на замечания, растерян, цель задания теряется. Эти периоды непродолжительны и зависят от тяжести и длительности заболевания, остроты актуального патологического состояния больного. Меньше выражены в ремиссии.
Что происходит с когнитивной деяельностью больного в эти периоды падения продуктивности? Особенно ярко психический дефект выступает в пробах, требующих высокого темпа и способности к распределению внимания, т.е., в сложных по структуре пробах (напр., таблицы Шульте). При работе с таблицами Шульте больной беспрепятственно находит несколько цифр, потом вдруг «застопоривается»: «Нет! Нет числа 10 – и все!». Попытки убеждения не помогают — «нет – и все!».Только случайно наталкивается на это число. Динамика выполнения пробы неравномерна. Чем длительнее исследование, тем чаще повторяются и грубее становятся эти западения.
Что происходит с мышлением в период «западения»? Больной напоминает слабоумного. Эффект лабильности мышления проявляется в том, что хороший уровень обобщения при выполнении интеллектуальных проб вдруг подменяется конкретно-ситуационным: т.е., нарушается операциональная сторона мышления. Потом больной снова возвращается к обобщенному уровню мыслительных операций и даже может исправить ошибки.
Всегда ли в период истощаемости у таких больных нарушается мышление? Нет, не всегда. При длительном заболевании возникает явление энцефалопатии: диффузных повреждений мозговых клеток. При энцефалопатиях наряду с нарушениями динамики у больных наблюдаются стойкие качественные нарушения мышления. Они состоят в снижении операциональной стороны мышления, в конкретно-ситуационном уровне обобщений.
У больных этого типа могут отчетливо наблюдаться трудности выполнения заданий во внутреннем плане (планирование, установление последовательности этапов, контроль за умственным действием).
В психологической диагностике органического синдрома при диффузных поражениях мозга важное значение приобретают исследования личности. Отдаленный период синдрома чаще всего отмечается выраженными характерологическими изменениями при незначительном или умеренном снижении интеллектуально-мнестической деятельности (характеропатический вариант органического психосиндрома по Т. Bilikiewicz, 1960).
В ситуации исследования эти больные чаще всего обнаруживают выраженную аффективную лабильность (с ней в известной мере Б.В. Зейгарник связывает и истощаемость психических процессов). Личностные проявления у больных, страдающих диффузными поражениями мозга, отличаются большим разнообразием не только по клинической картине, но и по данным патопсихологического исследования. Повышенный нейротизм сочетается с интроверсией, но чаще с экстраверсией. При исследовании по методике Дембо-Рубинштейн чаще всего отмечается полюсная самооценка — максимально низкая по шкалам здоровья и счастья, максимально высокая по шкале характера. На самооценку больного накладывает отпечаток выраженная аффективная лабильность, крайне легко возникает самооценка ситуационно-депрессивного типа, особенно по шкале настроения. При псевдопаралитическом варианте слабоумия самооценка носит эйфорически-анозогнозический характер. В известной мере клиническим проявлениям соответствует характерный для больного уровень притязаний. Так, при неврозо- и психопатоподобных проявлениях в клинической картине чаще всего наблюдается большая хрупкость уровня притязаний, при псевдопаралитических явлениях — ригидный тип уровня притязаний, не корригируемого уровнем истинных достижений.
Исследование личностных особенностей больных выявляло повышение истощаемости и быстрое наступление пресыщаемости. Главным образом устанавливались особенности отношения больного к самому факту исследования и синдромологически определялись присущие ему личностные изменения в виде ипохондрических, гипотимических, психопатоподобных состояний и т. п. У больных выделялись проявления дистимии, возбудимости, аффективной лабильности, демонстративности, снижения волевого контроля за процессом и оценкой результатов деятельности, слабодушие.

22) Психологический анализ хронического алкоголизма. Корсаковский синдром.
Алкоголизм является экзогенным психическим заболеванием (токсикоманией), которое при постоянном или рецидивирующем течении приводит к формированию прогредиентного органического психосиндрома и алкогольной деградации личности. Разделение органического психосиндрома и личностного ущерба при алкоголизме носит условный характер, эти два психопатологических синдрома тесно переплетены, их проявления опосредованно отражают роль как биологических, так и социальных факторов. Разделение этих признаков носит в основном прагматический характер, а в некоторых случаях отражает некоторую диссоциацию в степени их выраженности.
Неумеренное потребление алкоголя как болезненное явление было известно Гиппократу и Галену. Однако подлинно научная разработка проблемы началась в 19 веке. Пьянство стали рассматривать не как нарушение норм морали, а как болезненное явление. Наиболее полно клиника алкоголизма была представлена Бриль-Краммером (1818), который описал запойную форму злоупотребления спиртными напитками и состояние после окончания злоупотребления алкоголем. М. Гусс (1852) подробно описал соматические, неврологические последствия злоупотребления алкоголем и предложил термины «хронический алкоголизм» или «хроническая алкогольная болезнь». С.С.Корсаков (1901) указывал, что хроническому алкоголизму предшествует период случайного пьянства, а затем постоянного привычного пьянства (А.Г.Гофман, 2003).
В МКБ-10 термин «синдром зависимости от алкоголя» используется как квалификация основных клинических проявлений алкоголизма, а сам алкоголизм рассматривается как совокупность психических и поведенческих расстройств в результате употребления алкоголя.
В России показатель смертности от причин, связанных с употреблением алкоголя в 1989 г. составлял 9,9 на 100 тыс. населения, в 1991 г.- 12,58, в 1992 – 19,5, в 1993 – 35,9.
Алкогольное опьянение (алкогольная интоксикация) – состояние, характеризующееся сочетанием психических и неврологических нарушений, обусловленных воздействием этилового спирта на ЦНС. Существующие в обществе обычаи и традиции формируют групповые нормы поведения, в том числе и нормы потребления спиртного и поведения в состоянии опьянения.
Существует ряд факторов, способствующих потреблению спиртных напитков. Важнейшим среди них считается влияние алкоголя на психику. Алкоголь уменьшает тревогу и связанное с ней чувство напряжения. Он временно устраняет пониженное настроение и способствует появлению гипертимного состояния. За счет изменения эмоционального состояния облегчаются интерперсональные контакты, происходит дезактуализация имевшегося конфликта. Конфликт, вызванный неудовлетворением какой-либо потребности, на короткое время преодолевается. Однако главным свойством алкоголя, делающим его особенно привлекательным, является способность вызывать субъективно приятное самочувствие в процессе общения с окружающими. Удовольствие, доставляемое самим общением, усиливается эйфоризирующим действием алкоголя. В результате этого общение становится особенно привлекательным. Именно в силу этого обстоятельства абсолютное большинство людей не употребляют спиртные напитки в одиночестве, а сам алкоголь получил название «социальной смазки».
Под алкогольными установкам понимается отношение человека к алкогольным обычаям и формам поведения в состоянии опьянения. Алкогольные установки начинают формироваться до начала потребления спиртных напитков и видоизменяются с началом их систематического потребления.
Под алкогольной потребностью понимается стремление к приведению себя в состояние алкогольного опьянения. Вначале чувство удовольствия от какой-либо деятельности, в том числе общения, усиливается за счет наслаивания алкогольной эйфории. По мере роста алкогольной потребности роль условия сокращается или совсем утрачивается. Удовольствие доставляет само опьянение. В трезвом состоянии и общение, и чтение, и другие формы деятельности кажутся скучными, а само существование пресным. Потребность в опьянении из второстепенной становится вначале конкурирующей, а затем, с формированием алкоголизма, доминирующей. Быстрота формирования и развития алкогольной потребности зависит от биологических особенностей человека, структуры личности, полноты усвоения морально-этических норм, соответствия алкогольных установок групповым алкогольным нормам.
По мере роста алкогольной потребности возникает личностный конфликт, обусловленный несоответствием потребления спиртного принятым в среде нормам. Алкогольная потребность может удовлетворяться частично за счет вынужденного ограничения частоты пьянства. Возникают психологические защитные механизмы, препятствующие разрушению личности и потери самоуважения. Один из психологических защитных механизмов – вытеснение или неосознание содержания вытесненной алкогольной потребности. Защитные механизмы могут выражаться в в игнорировании пьянства («окружающие напрасно волнуются, потребление алкоголя не участилось»), оценочной дифференциации («напился – ну и что»), парциальной перцепции (фиксация памятью того, что хочется: «все пьют , кто сейчас не пьет?»), проекции («сосед – вот тот пьёт»), рационализации – создания объяснительной системы каждого случая пьянства (встреча, проводы, похороны, рождения, праздники и т.д.). Защитная реакция может выражаться в формах вербальной агрессии («не нуждаюсь в советах»). Вся объяснительная система пьянства является глобальным защитным механизмом. Для этапа сформированных защитных механизмов характерно искупительное поведение со стремлением быть полезным, готовностью выполнить наиболее тяжелую или сверхурочную работу.
В процессе злоупотребления алкоголем изменяется общение с окружающими и деятельность. С одной стороны, алкоголь создает иллюзию более полного общения, общения на уровне сопереживания. В опьянении облегчаются контакты, в какой-то мере нивелируются индивидуальные особенности, уравнивается эмоциональное состояние партнеров, устраняются конфликты, могущие возникнуть при несовпадении взглядов. Но одновременно алкоголь деформирует процесс общения, т.к. трудно в полной мере учитывать особенности партнера. Общение с тем же человеком, но в трезвом состоянии может не получиться. Процесс общения в опьянении подвергается редукции. Общение теряет свое многообразие, уплощается, встречи и беседы становятся очень похожими друг на друга. Встречи вне опьянения становятся неинтересными, они не приносят удовлетворения. В конце концов потребность в общении может потерять самостоятельное значение и становится лишь поводом для выпивки. С теми, кто не пьёт, общение прекращается. Контакты со злоупотребляющими алкоголем приятны также потому, что они не осуждают спивающегося. Упрощается и деятельность, все виды её все более подчиняются удовлетворению доминирующей потребности – приведению себя в состояние алкогольного опьянения.
Формирование первой стадии алкоголизма начинается с резкого усиления влечения к опьянению. В опьянении оно сильнее, чем в трезвом состоянии. В связи с резким усилением влечения становится трудным или невозможным в обычной ситуации контролировать количество потребляемых спиртных напитков. Однако доза, которая ведет к утрате количественного контроля, может быть весьма большой (300 -400 мл. водки). Только ситуация, исключающая потребление алкоголя, может оборвать пьянство, т.е. ситуационный контроль, в отличие от количественного, не утрачен. В трезвом состоянии влечение к алкоголю не очень сильное, иногда его называют обессивным, хотя субъективно оно не оценивается как нечто чуждое. Возникают сомнения, употреблять спиртное или отказаться от выпивки. Весьма часто в связи с предстоящим застольем наступает общее оживление, повышается активность. Несостоявшееся застолье часто вызывает неудовлетворение, раздражение, недовольство. Влечение в трезвом состоянии может быть подавлено едой. Постепенно потребность в опьянении становится смыслообразующим мотивом в поведении. Другие мотивы начинают оттесняться, хотя они все еще значимы. Больные продолжают работать, учиться, испытывают удовольствие от реализации своих увлечений. Мысли о самоограничении пьянства не возникают. Потребление алкоголя, как бы часть оно не происходило, не рассматривается в качестве отклонения от нормы. Одновременно с ростом влечения растет толерантность к алкоголю. Возрастают и разовые дозировки и суточные. Во время опьянения заметно вначале активизирующее действие спиртного, сохраняется способность к целенаправленной деятельности, аппетит повышен. В опьянении наблюдается преобладание положительных эмоций, но на короткое время возникают и отрицательные. Употребление алкоголя в больших дозировках уже не вызывает рвоты. Полностью исчезает чувство насыщения алкоголем. В результате нередко возникают состояния глубокого опьянения. Пьянство может стать многодневным. Если употребляется большое количество алкоголя, после прекращения пьянства возникает астеническое состояние. Работа становится утомительной, продуктивная деятельность заменяется разговорами. Некоторая бестолковость сочетается с энтузиазмом и хорошим настроением. Сон наступает быстро, но начинаются ранние пробуждения. Утреннее неприятное самочувствие может быть устранено алкоголем, но больные предпочитают стимулировать себя чаем, кофе, принимают по утрам душ. Повышенная чувствительность к перегрузкам затрудняет приспособление к новым условиям труда. В первой стадии критика к злоупотреблению алкоголем обычно отсутствует. Больные или отрицают пьянство, или преуменьшают частоту его употребления и дозировки спиртного. Каждый случай опьянения объясняется особыми обстоятельствами. В ход идут ссылки на худшие примеры, на обычаи, на необходимость поддерживать контакты на деловом уровне. Часто обнаруживается стремление винить других в неприятностях, возникших в связи с пьянством.
Вторая стадия диагностируется почти у 90% больных, находящихся на учете в наркологическом диспансере. По мере развития алкоголизма доза, приводящая к утрате количественного контроля, снижается. Патологическое влечение к опьянению может сопровождаться появлением астенической симптоматики с вялостью, утомляемостью, раздражительностью.В других случаях преобладают аффективные расстройства, чаще всего возникает дисфорическая субдепрессия. Постепенно формируется алкогольный абстинентный синдром, появление которого и позволяет диагностировать вторую стадию алкоголизма. Вначале больные вынуждены опохмеляться после употребления накануне больших доз спиртного, затем наступает этап, когда это становится вынужденным после употребления средних и небольших дозировок. Ухудшается кратковременная и долговременная память, уменьшается их объем. Особенно страдает долговременная память. У некоторых больных более сохранной оказывается механическая память, у других – логическая. Также происходит заострение преморбидных личностных особенностей.
Третья (исходная) стадия алкоголизма проявляется в преобладании истинных запоев (длительность их может доходить до 2-х-3-х месяцев в некоторых отдельных случаях), затем падает выносливость к алкоголю, возможен переход на ежедневное потребление алкоголя в небольших дозировках. У 80% больных обнаруживается алкогольная деградация личности и отчетливые интеллектуально-мнестические нарушения (памяти, внимания, снижение уровня обобщения, утрата способности к абстрагированию, бестолковость). Характерна высокая степень семейной, социальной и трудовой дезадаптации, усиливается тенденция к формированию неглубокой деменции.
АМНЕСТИЧЕСКИЙ (КОРСАКОВСКИЙ) СИНДРОМ —психопатологический симптомокомплекс, в котором ведущее место занимают расстройства памяти на текущие события. Наблюдается при органических поражениях мозга, вызванных интоксикациями, травмами, инфекциями, алкогольным поли-невритическим психозом (корсаковский психоз), опухолями, инсультами. Больные не запоминают обстановки, окружающих лиц, не ориентируются в месте и времени, не помнят, с кем они только что разговаривали, чем занимались, но могут рассказывать о своем участии в событиях, которые якобы только что происходили и которых на самом деле не было (конфабуляции). Внешне поведение больных упорядоченное. Отмечаются лишь малоподвижность, отсутствие инициативы. Настроение чаще безразличное, иногда сниженное, со слабостью, повышенной утомляемостью, раздражительностью; в ряде случаев — благодушно-приподнятое (эйфория). При грубом расстройстве запоминания сохраняются память на события, происходившие до болезни, на профессиональные знания, прежний опыт. Мышление как бы обусловлено только внешними впечатлениями. Отсутствует внутренняя активность, направленность на достижение определенной цели.
Тем не менее больные сохраняют способность разумно рассуждать, делать верные умозаключения, если не требуется опоры на воспоминания о текущих событиях.
Из проявлений корсаковского синдрома особенно выражены расстройства памяти на текущие события. Больные почти мгновенно забывают содержание только что сказанного ими, спустя несколько минут не помнят, кто к ним подходил, из-за чего могут по многу раз здороваться с одними и теми же людьми, задавать одни и те же вопросы, не могут сказать, чем они только что занимались, что ели, неделями читают одну и ту же страницу в книге, тут же забывая прочитанное. Наиболее резко нарушается словесная память, в меньшей степени — образная, еще меньше нарушена так называемая эмоциональная память, в связи с чем, совершенно не помня содержания неприятного события, больной может приходить в плохое настроение в обстановке, где оно произошло, или при виде лица, имевшего к нему отношение.
Несмотря на выраженное расстройство памяти на текущие события, память на события прошлой жизни, нередко отдаленные, остается относительно сохранной, а некоторые воспоминания о давних событиях отличаются особенной яркостью. Однако события, непосредственно предшествующие заболеванию, нередко охватывающие недели, месяцы и даже годы, могут полностью выпадать из памяти больного, что позволяет говорить о наличии ретроградной амнезии разной продолжительности.
Характерные для корсаковского синдрома расстройства ориентировки во времени, месте и окружении бывают выражены в разной степени. Наиболее резко нарушена ориентировка во времени, причем больные часто не могут назвать не только числа, дня недели, месяца и года, но и времени года. Ориентировка в месте также в большинстве случаев носит неточный характер. Больные с более тяжелыми расстройствами не могут ориентироваться даже в окружающей обстановке, например не находят своей койки, не могут найти путь в столовую, туалет.
Ложные воспоминания при корсаковском синдроме бывают двух видов. Более типичными являются замещения пробелов памяти на текущие события воспоминаниями о реальных событиях, происходивших в прошлом. Так, больные, давно находящиеся в больнице, говорят о том, что недавно «пришли с работы», «были в гостях у родственников» и т.п. Этот вид ложных воспоминаний обозначают термином псевдореминисценции. Реже больные при расспросе о текущей жизни сообщают вымышленные истории, нередко фантастического содержания («путешествовал по странам Африки и Азии, встречался с абиссинским негусом», «летал на космическом корабле» и др.). Подобные обманы памяти называют конфабуляциями. Больные с К. с. внушаемы. Задавая вопросы, можно вызвать у них тот или иной вид ложных воспоминаний.
Наплыв обильных конфабуляций с глубокой дезориентировкой и бессвязностью мышления при отсутствии помрачения сознания называют конфабуляторной спутанностью. Она в основном наблюдается при К. с. у больных с вариантом сенильной деменции, обозначаемым как хроническая пресбиофрения Вернике .
У некоторых больных с корсаковским синдромом отмечаются явления ложного узнавания, когда окружающих они принимают за лиц, с которыми встречались раньше.
В большинстве случаев больным с корсаковским синдромом свойственна та или иная степень интеллектуальной недостаточности, которая выражается в ослаблении продуктивности, стереотипности и монотонности суждений, выраженной зависимости их от внешних впечатлений, неспособности замечать противоречия в собственных высказываниях, обнаруживать несовместимость ложных воспоминаний с реальностью. В то же время некоторые больные отличаются известной сообразительностью и в пределах конкретной ситуации умело маскируют дефекты памяти.
У большинства больных корсаковским синдромом отмечается более или менее выраженное снижение уровня побуждений, волевой активности, в связи с чем предоставленные сами себе они могут часами оставаться бездеятельными. Чаще это лица пожилого возраста. У них преобладает апатический или апатико-эйфорический фон настроения. Лица молодого возраста обычно более активны.
Сознание у больных, как правило, не помрачено. Вместе с тем возможно сочетание корсаковского синдрома (К. с.) с состояниями помраченного сознания, чаще с явлениями делирия, сопровождающегося двигательным беспокойством и возникающего в основном в ночные часы.
Корсаковский синдром может иметь ряд возрастных особенностей. Так, у детей ложные воспоминания, как правило, отсутствуют или выражены слабо. В старческом возрасте расстройства ориентировки особенно интенсивны (амнестическая дезориентировка), причем часто нарушается ориентировка в непосредственном окружении, ложные воспоминания проявляются в виде замещений пробелов памяти событиями далекого прошлого (экмнестические конфабуляции), часты ложные узнавания.
Обычно К. с. является относительно стойким хроническим состоянием. Однако возможны случаи транзиторного К. с., например при алкогольном делирии, отравлении окисью углерода, после черепно-мозговых травм. Течение зависит преимущественно от характера основного заболевания. Так, алкогольный К. с. возникает остро, сразу после выхода больного из состояния помраченного сознания, затем возможно длительное (от 2 до 15 лет) течение с последующим медленным обратным развитием, которое приводит к интеллектуальной недостаточности (слабости памяти, снижению активности и апатическому или апатико-эйфорическому настроению). К. с. при тяжелой гипоксии головного мозга развивается остро, вслед за состоянием помраченного сознания; период обратного развития К. с. относительно более кратковременный (от нескольких недель до 2—3 лет). Чаще отмечается интеллектуально-мнестическое снижение; иногда болезнь заканчивается полным выздоровлением. К. с. при черепно-мозговых травмах начинается также остро, после состояния помраченного сознания. Исход в полное выздоровление наблюдается редко; чаще развивается стойкий психоорганический синдром.
Лечение зависит от основного заболевания и чаще носит симптоматический характер. Рекомендуются препараты, стимулирующие обменные процессы в головном мозге (ноотропы, витамины). При К. с., развившемся в результате авитаминоза В1 применяют внутримышечные инъекции витамина В1; назначают диету, богатую белками и бедную углеводами (в целях уменьшения потребности в витамине В1).
Прогноз в большинстве случаев серьезный; возникает стойкое нарушение психической деятельности, включающее интеллектуально-мнестические расстройства, что резко снижает возможность социальной реадаптации. В отдельных случаях, особенно при посттравматическом, реже постгипоксическом К. с., возможно выздоровление без выраженных интеллектуально-мнестических расстройств.

23) Понятие о неврозе, как о пограничном состоянии.
Невроз – разновидность пограничных состояний психики. Традиционно (клинически) в структуре неврозов выделяется 2 вида нарушений:
1) Эмоциональные
2) Соматовегетативные
Пограничные нервные расстройства, по сравнении с психозами, в истории науки были выделены достаточно поздно. 1-е появление самого термина «невроз» относится к 18 веку (введено в употр. шотландским врачом). Начиная с конца 19 в. и до конца 20 в. определились три направления в изучении неврозов:
1) клиническое
2) психологическое
3) социальное
Один из первых исследователей в этой области – Жане (послед. четверть 19 в.). Он рассматривал невроз, как болезнь развития высших психических функций, обеспечивающих адаптацию человека к сложным. меняющимся жизненным ситуациям. Невротическое расстройство чаще всего возникает в период становления личности и самосознания (пубертат), в переломные периоды жизни — период вступления в брак или утраты близких, смены профессии, смен социально-экон. и полит. обстановки в стране и пр. Т.о., невр. расстройства – это те изменения, нарушения, дисфункции психики, которые могут быть спровоцированы неблагоприятными воздействиями окр. (соц.) среды. Т.е., соц. усл-я играют ведущую роль в их возникновении.
Психоанализ внес свое представление о сущности неврозов. Чел. рождается наделенным инстинктами: либидо (инстинкт жизни) и танатос (инстинкт агрессии, смерти). В соц. мире реб. не может реализовать эти инстинкты непосредственно – этому препятствуют соц. правила и нормы – поэтому эти влечения вытесняются в бессознательное. Но и будучи вытесненными эти инстинкты не теряют своего энергетич. потенциала, поэтому, по механизму замещения (конверсии) идут по обходному пути, выражаясь в оговорках, описках, сновидениях и невротических симптомах. С т. зр. психоанализа, невроз – символическое выражение вытесненных аффективных конфликтов.
С точки зрения экзистенциализма, невротический симптом не есть болезнь – это особая форма поиска и нахождения смысла существования – не очень удачная, не очень адаптивная, но все же особая форма изживания бессмысленности и враждебности окр. мира.
Гуманистический подход. Маслоу. Основу личности составляет иерархия базисных потребностей 1) физиологич. 2) в любви, уважении, защите 3) в самореализации. Невроз возникает вследствие фрустрации этих потребностей.
Социологич. подход. Невроз – это соц. патология, возникающая из-за несовершенства совр. общества.
Физиологич. подход. И.П.Павлов. Невроз возн. из-за особого функцион. состояния коры гол. мозга: перенапряжения либо раздражения и торможения, «сшибки» противоположных состояний. У человека эти состояния могут быть смоделированы с помощью слова.
Невроз рассматривается (школа Мясищева, классическая неврозология) как психогенное (конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, возникающее в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека, проявляющееся в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических явлений. В структуре невроза доминируют аффективные и телесные расстройства, и невроз характеризуется обратимостью нарушений (не органическое, а функциональное расстройство). Психогения связана прежде всего с личностной дисгармонией больного, возникающей в состоянии психической травмы. Динамика психического состояния зависит от динамики психотравмирующей ситуации. Школа Мясищева-Карвасарского выделяет 3 типа конфликтных складов личности:
1. Истерический. С 1 ст., у такихлюдей завышенный УП (уровень притязаний), с др. – недостаток возможностей для реализации поставленных целей.
2. Фобический. Невроз навязчивых состояний. С одной ст., субъект обнаруж. выраженную директивность потребностей, сдр. – резко выраж. представления о долге, нравтсвенном императиве.
3. Неврастенический тип личности. Противоречие между выраженной мотивацией достижений и столь же высокими требованиями к себе.
МКБ-10 выделяет 1) аффективные расстройства (расстройства настроения), 2-х типов – циклотимические и дистимические; 2) тревожно-фобические расстройства 3) соматоформные 4) истероформные.

24. Психопатии. Классификации психопатий.
Психопатии характеризуются:
1) тотальностью личностной дисгармонии.
2) постоянством или стабильностью личнсотной дисгармонии в течение всей жизни человека.
3) эмоциональной неуравновешенностью, неустойчивостью различного типа (чрезмерная сензитивность или возбудимость с переходом в аффект).
4) расстройством единства, последовательности действий. Действия диктуются не произвольно поставленной целью, а случайными побуждениями ситуационного характера или аффектом.
5) Выраженность всех перечисленных черт такова, что они могут достигать степени настоящей социальной дезадаптации.
Речь идет о таких чертах и особенностях характера, которые определяют весь облик человека. Факторы психопатий: 1) комплекс биологических неблагополучий (напр., дефекты внутриутробного развития – слабость ЦНС, или раннего постнатального развития – диффузные повреждения ЦНС); 2) социальные факторы. Негативные воспит. воздействия.
Классификации психопатий. Кербиков делит психопатии на:
1) ядерные (биологическая недостаточность).
2) краевые (социопатии в истинном смысле слова).
Классификация Сухаревой.
1) задержанное развитие эмоц-волевой сферы (психический инфантилизм).
2) искаженное развитие с дисгармонией отд. сторон эмоц.-волевой сферы.
3) поврежденное развитие (биол. недостоточность).
Классификация П.Б.Ганнушкина.
1) циклоиды. Осн. дисгармония – расстройство настроения. Оно бывает 3-х типов:
а) депрессивное
б) возбудимые психопаты
в) циклотимики
2) астеники. Осн. проявления – невыносливость к эмоц., интел., физич. нагрузкам.
а) неврастеники
б) психастеники амбивалентность, колебания в принятии решений).
3) шизоиды.
а) эмоц.-холодные –люди схемы, рационалистичные до крайности, успешные в абстрактных сферах деятельности.
б) сенситивные (мимозоподобные)
4) параноики. Ригидные, подверженные идее фикс – «зацикленность», подозрительные, мстительные
5) эпилептоиды. Тугоподвижные, инертные, возбудимые, озлобленные, склонные к агрессивным вспышкам.
6) Истерики
7) Неустойчивые – подверженные всем влияниям извне.
8) Антисоц. психопаты. НЕспособные усвоить нормы данного общества.
9)Конституционально-глупые («салонные глупцы»). В плане формального интеллекта у них все в порядке, но они нечувствительны к юмору и к ситуациям, содержащим скрытый план отношений.

Нужна помощь
с дистанционным обучением?
Узнайте точную стоимость или получи консультацию по своему вопросу.
 

X