Контрольная работа по политологии для ТулГУ, пример оформления



КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА по дисциплине: «Политология»
Тема 9. Ресурсы и средства осуществления власти


Содержание

Введение 3
1. Основные подходы к пониманию феномена власти 4
2. Политическая и государственная власть 11
3. Понятие и виды ресурсов осуществления политической власти 16
Заключение 26
Список использованных источников 27


Введение
Политическая власть в современном мире является такой же динамичной по своему содержанию, ходу функционирования и результатам, как и политическая жизнь в целом. Сущность политической власти, ее содержание определяется рядом факторов: некоторые из них являются неизменными, постоянными, другие − зависят от конкретной политической ситуации.
Анализ специфики функционирования политической власти в той или иной стране доказывает, что даже такие относительно неизменные составляющие имеют особенности реализации, обусловленные воздействием на них конкретно политических условий и факторов, а также имеющимися в распоряжении ресурсами и средствами. Вес и значение последних в течение конца ХХ — начала XXI века постоянно растет, что свидетельствует о несомненной актуальности исследования природы и проявления таких основ политической власти. К сожалению, несмотря на важность ресурсов политической власти, их подробный анализ еще не сделан, несмотря на достаточно большое количество исследований в этой сфере (в частности И. А.Латыпова, В.О. Васютинского, В.Вольнова, А.Г.Конфисахора, В.Г. Ледяева, Б.Рассела, Э.Канетти, Э. Тоффлера и др.). Всем вышесказанным обусловлена актуальность темы исследования.
Цель работы: раскрыть особенности ресурсов и средств осуществления власти.
Для достижения указанной цели необходимо выполнить следующие задачи:
1) раскрыть основные подходы к пониманию феномена власти.
2) рассмотреть понятия политической и государственной власти;
3) охарактеризовать понятие и виды ресурсов осуществления политической власти.

1. Основные подходы к пониманию феномена власти
Несмотря на наличие значительного количества публикаций по проблемам власти, до сих пор не существует к ним четкого подхода и соответственно понимания феномена власти. Довольно часто власть отождествляют с политической властью. Такой подход имеет под собой определенные основания, однако не полностью отражает феномен власти вообще. Во многих концепциях понятие власти рассматривается как центральное, базовое понятие, из которого выводятся другие категории, находящиеся в зависимой от категории позиции власти. Особенно характерным это было для научных разработок ХХ века. Б.Рассел предлагал рассматривать власть как пояснительное фундаментальное понятие, которое объединяет все социальные науки, сходное с понятием энергии в физике . Такой подход связан с тем, что властно-подвластные соотношения пронизывают все человеческие отношения и формируются как их существенная и неотъемлемая характеристика.
Можно отметить подход, который отождествляет власть с понятием зависимости , как «растворенную» в обществе, где она принадлежит всем вместе и никому в частности , как настоящий и неизбежный источник отношений между людьми. Как зависимость власть существует везде, в том числе и в человеческой среде. Она и трактуется чаще всего как категория связи между людьми.
Основной методологической трудностью в выяснении сущности власти является недостаточное внимание к концептуальным проблемам. Как следствие  отождествление власти с любыми действиями, связанными с воздействием одних людей на других. В результате власть начали уравнивать с понятиями «принуждение», «управление», «влияние», «авторитет» и тому подобное. В то время как выше названные понятия отражают совершенно отличные от власти формы социальных связей и виды зависимости человека.
Для уточнения специфики понятия власти и его различий от других «властных» терминов используются следующие вопросы: что является властью – потенциал, его реализация или и то и другое? Атрибут, действие или отношение? В чем выражается результат власти? Может ли власть осуществляться непреднамеренно? Существует ли власть в природном мире или она возникает исключительно в отношениях между людьми? Всегда ли у власти есть конкретные объект и субъект? Означает ли власть оппозицию, конфликт, асимметрию, сопротивление? Если необходимо достичь четкости в объяснении социальных явлений, то, используя термин «власть» («господство», «влияние», «принуждение», «контроль» и т. д), важно учитывать ответы на эти и другие вопросы, которые составляют основу концептуального анализа власти .
Каждое из данных понятий может рассматриваться только в контексте причинно-следственных связей. При этом основными структурными элементами властного отношения выступают субъект власти – агент, который выступает причиной изменения действий другого агента (объекта), и объект власти – агент, изменение деятельности которого является следствием воздействия со стороны субъекта.
Власть возникла с появлением человеческого общества и вместе с ним прошла долгий путь развития. Она лежит в самой природе человека как общественного существа. Власть является одной из форм социальной каузальной связи и в данном аспекте возможна только между людьми. Власть как понятие закона − что-то постоянное в явлении. Понятие власти не может относиться к тем социальным связям, где способность субъекта воздействовать на объект является одномоментной, непредсказуемой и несущественной.
Еще одним уточнением содержания понятия власти, которое высказал В.Г.Ледяев, является решение проблемы актуального и потенциального. По мнению значительного большинства исследователей, (М.Вебера, Г.Тауне, П.Морриса), власть является потенциальной причиной, способностью субъекта создавать определенное воздействие на объект.
Сторонниками альтернативного («эпизодического») подхода (Г.Лассуэл, Х.Сайман, Г.Даль) власть рассматривается в качестве разновидности социального поведения и определяется в терминах актуальной каузальной связи. В соответствии с данным подходом, «иметь власть» означает «осуществлять» ее, а не просто обладать способностью сделать что-то. Нереализованный потенциал не является властью, властное отношение появляется только в том случае, когда существующий потенциал успешно используется .
Сторонники свободного подхода указывают на ряд проблем, возникающих при концептуализации власти в терминах актуального поведения. Прежде всего обращается внимание на «скрытые» формы власти, в частности над установками и сознанием людей. Кроме этого, отождествляя власть с ее реальным осуществлением, любое бездействие может быть трактовано как безвластие.
Понимание власти как деятельности зачастую приводит к переоценке реальной власти отдельных игроков, например, в тех случаях, когда группа с относительно слабой позицией в структуре власти прибегает к экстремальным формам действия. Интересное обоснование потенциальной и реальной власти приводит Э. Канетти, который сравнивая власть и насилие, говорит о том, что насилие является более непосредственным и неотложным чем власть. Зато насилие, которое позволяет себе медлить, становится властью. Власть гораздо более общая и более просторная, включает в себя намного больше и не такая динамичная, как насилие .
Простейшее понимание власти предполагает в ней наличие принудительного компонента. Иногда власть вообще отождествляется с принуждением, насилием, которые признаются ее основным орудием. Принуждение – это насилие, обладание, но не настоящая власть. Принуждение, это не власть, а ее недостаток, это − псевдовласть. Власть возможна в сочетании элементов принуждения и власти.
Принуждение как форма власти применяется в случае совместимости интересов объекта и субъекта. Здесь источник подчинения − угроза применения негативных санкций в случае отказа подчиниться команде. Это является принудительной властью.
Психологические концепции власти чаще всего сопоставляют, сравнивают два основных ее варианта: власть – принуждение и власть – влияние. Считается, что власть существует только тогда, когда имеет место более или менее значимое влияние одного субъекта на другого. Это не означает, что принуждение как факт взаимодействия может психологически игнорироваться. Психологическое воздействие рождается, внедряется, основывается на изначально психологическом принуждении. Мало того, изначальное принуждение в различных его формах и значениях, очевидно, является первоосновой не только способности к отражению психологического воздействия, но и возникновению самой субъектности .
Власть может включать в себя насилие, но не сводится к нему. Она выступает атрибутивным свойством социальных отношений, способностью принимать решения и действовать.
Можно утверждать, что власть является способностью субъекта осуществлять влияние на объект. Если субъект не обладает такой способностью, он не обладает властью. Способность воздействия на объект выступает обязательным элементом власти.
Еще один аспект, на который обратил внимание В.Ледяев, связан с тем, что власть может существовать и без актуализации в поведении или сознании объекта. Субъект в свою очередь может обладать властью над объектом, но не осуществлять ее. В данном контексте нужно четко обосновать данный вывод, поскольку довольно часто словосочетание «обладание властью», «осуществление власти», «потенциальная власть» и тому подобное используются достаточно произвольно, что приводит к определенным методологическим трудностям в их обосновании. В этом аспекте анализа власти необходимо учитывать отличия между такими ситуациями :
− «возможная власть» (потенциал для власти)– субъект располагает не властью над объектом, а лишь потенциалом, ресурсами, что может в будущем быть основой для властных отношений;
− потенциальная власть – субъект может обеспечить подчинение объекта и имеет соответственную интенцию, но не реализовывает свою власть; отсутствует актуальное каузальное отношение между субъектом и объектом;
− латентное осуществление власти – субъект обладает потенциальной властью над объектом, но не осуществляет по отношению к нему действий; несмотря на это, объект поступает соответственно намерениям субъекта, предполагая его возможные реакции;
− открытое осуществление власти – субъект располагает властью и осуществляет непосредственное влияние на объект.
Следует заметить, что изучение власти, это не только исследование воздействия субъекта на объект, но прежде всего, анализ возможностей воздействия субъекта на объект определенным образом. Стоит согласиться с исследователями, которые считают, что для определения различий между понятием власти и других кратологических понятий (управление, влияние и т. п) важны вопросы об исходе власти, который не выступает лишь достижением поставленной цели. Результат власти целесообразно рассматривать в аспекте подчинения объекта субъекту. Такой подход ограничивает результат власти предусмотренным влиянием на поведение и сознание объекта.
В свою очередь это дает возможность разграничить результат и последствия власти, четче очертить контуры последней. Под результатом власти можно понимать подчинение объекта. Для достижения результата власти могут быть использованы различные принципы: авторитет, манипуляция, убеждение, физическое принуждение и тому подобное. Результат власти проявляется в определенных изменениях объекта, его сознания или поведения.
Последствия осуществления власти уже относятся не только к объекту, а могут влиять и на других людей и на животных, и на предметы неживой природы. Действие может распространяться на социальные отношения, политические и моральные нормы, традиции и тому подобное. Таким образом, последствия являются более разнообразными, чем сам результат.
Разграничение результата и последствий власти дает возможность четко разграничить понятия «власть» и «управление» и вместе с тем рассмотреть их взаимосвязь.
Довольно часто власть подается через управление. Анализируя феномен власти с феноменологической точки зрения В. Вольнов, в частности отмечает, что власть это «… право на управление людьми посредством обязанностей». При этом у него управление выступает как целенаправленное, целое направленное влияние . Такое понимание власти является достаточно суженым и противопоставляется тем формам воздействия, которые не носят правового характера и не воспринимаются объектом в контексте его обязанностей.
Понятие «управление» является функцией любой организованной системы, обеспечивающая сохранение структуры, поддержание деятельности и достижения цели данной системы. Управление зависит от способности субъекта достигать желаемой цели и результатов, субъект управления может воплотить в жизнь свои программы только в том случае, если сможет направить активность людей в нужную сторону. Следовательно, его способность достичь желаемой цели зависит от способности заставить людей действовать в соответствии с его намерениями, то есть от власти над данными людьми. Власть является необходимым условием управления, его движущей и основной силой.
Управляющий субъект должен быть одновременно и субъектом власти. Итак, следует четко различать власть над людьми и способность добиваться желаемых результатов (управление). В данном аспекте важно понимать, что наличие власти не гарантирует достижения желаемого результата. Добиваясь подчинения объекта, субъект может столкнуться с ситуацией, когда последний объект не в состоянии по разным причинам сделать то, что от него требует субъект. В данных ситуациях наиболее наглядно выступают различия между властью и управлением.
Разграничение власти и управления является важным в нескольких отношениях. В практическом плане оно необходимо при анализе возможностей социальных субъектов обеспечивать подчинение других субъектов и достигать определенной цели. Выделение властного и управленческого аспектов дает возможность понять, в какой сфере лежат причины неудач тех или иных управленческих действий. В моральном плане оно дает возможность выяснить ответственность тех или иных людей за определенные события. Не стоит винить субъекта управления в невыполнении определенных функций, если он не обладает необходимой властью. В оценочном плане четкое различение власти и управления облегчает оценку социального устройства .
Следовательно, в самом широком смысле слова власть – это способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства – авторитета, права, насилия. В таком аспекте власть бывает экономическая, политическая, государственная, семейная и прочая. Такой подход также требует разграничения классовой, групповой и личной власти, которые переплетаются между собой, но не сводятся друг к другу.
2. Политическая и государственная власть
Наиболее важным видом власти является политическая власть. Политическая власть – это реальная способность данного класса, группы, индивида проводить свою волю в политике и правовых нормах. Политическая власть характеризуется или социальным господством, или ведущей ролью, или руководством тех или иных групп, а чаще всего различными сочетаниями этих качеств. Учитывая, что в политической сфере главным субъектом власти является группа, политическую власть можно определить, как систему институционально (нормативно) закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной группы в использовании ею прерогатив государства для распределения разнообразных общественных ресурсов в интересах и по воле своих членов .
Государственная власть – это разновидность политической власти, которая обладает суверенитетом, имеет волю, авторитет и способность к принуждению. Власть может принимать разнообразные формы. Основы власти можно представить в виде четырех главных форм: власть, основанная на принуждении; власть, основанная на вознаграждении; должностная (традиционная) власть; власть авторитета.
Понятие политической власти шире понятия государственная власть. Политическая власть реализуется не только органами государства, но и через деятельность партий, общественных организаций различного типа. Государственная власть – своеобразное ядро политической власти. Она опирается на специальный аппарат принуждения и распространяется на все население той или иной страны. Государство располагает монопольным правом разрабатывать законы и другие распоряжения, обязательные для всех граждан. Государственная власть означает определенную организацию и деятельность в осуществлении целей и задач этой организации.
Возникновение и развитие политической власти обусловлено жизненными потребностями формирования и эволюции общества. Поэтому власть, естественно, выполняет исключительно важные специальные функции. Она является центральным, организационным и регулятивно контрольным началом политики. Власть присуща организации общества и необходима для поддержания его целостности и единства. Политическая власть направлена на регулирование общественных отношений. Она является инструментом, основным средством управления всеми сферами общественной жизни.
Центральным в характеристике понятия государства является взгляд на нее как на организацию политической власти. Во всех аспектах своей деятельности государство неотрывно от такого универсального понятия, как власть.
Известно, что власть осуществляется не только в государстве, но и во всех ячейках общества – в общественных образованиях, политических партиях, учреждениях и тому подобное. Власть присуща всем общественным отношениям – экономическим, политическим, социальным, идеологическим. И хотя существуют разные подходы к понятию власти, наиболее практичным для ее характеристики является взгляд на нее как на проявление организованной силы, основанной на способности одних субъектов навязывать свою волю другим, то есть управлять ими. Итак, в основе государственной власти лежат отношения зависимости между людьми. Эти отношения имеют волевой, а иногда и силовой характер и создают возможность различными способами навязывать государственную волю гражданам и иным субъектам общественных отношений.
Государственная власть имеет публичный характер и осуществляется как в отношении своих граждан, так и в отношении других субъектов, находящихся в пределах государственной территории. Она проявляется через освященную законом их экономическую, политическую, психологическую зависимость. На этой основе складываются отношения управления и подчиненности. Персонификация власти происходит через аппарат, управляющий обществом.
Субъектами государственной власти в пределах своей компетенции являются государственные органы, от имени которых выступают должностные лица. Ими могут быть коллегиальные множества людей (заседание Парламента, органов, входящих в судебную систему и тому подобное) или отдельные личности – государственные служащие (президент, премьер-министр, глава местной администрации, начальник райотдела).
Принимая обязательные для подвластных структур решения, государственная власть определяет линию их поведения. Властные отношения могут быть при этом построены на добровольных и принудительных началах. Методы осуществления государственной власти разнообразны. Это может быть господство, управление, поощрение, психологическое влияние. При максимальной централизации и концентрации власти возможно осуществление неограниченной законами и ведущей к произволу групповой или личной диктатуры. Соответственно, подчинение приказам государственной власти может быть основано на привычке, убежденности в их полезности, опасаясь невыгодных, в том числе и материальных, последствий, на ожидании материального или морального поощрения, или же на опасении применения государственного принуждения.
Сила авторитета власти государства значительно эффективнее авторитета ее силы. Именно поэтому главным для обеспечения эффективности ее деятельности является наличие в обществе убеждения в естественности, целесообразности и необходимости ее велений.
Важнейшим признаком государственной власти является ее политический характер. Любая политическая деятельность и борьба, так или иначе, связаны с государством. Государственная власть осуществляется над различными общественными группировками и отдельными лицами при их взаимодействии друг с другом в процессе реализации политики (группировками могут быть классы, слои, социальные, этнические и религиозные группы, которые объединяются в определенные общественные образования). Политика всегда связана с деятельностью государства, с участием в ее делах. Более того, политическая власть является государственной монополией. Другие организации, которые существуют в обществе, хотя и принимают участие в политике, но их власть распространяется только на членов той или иной организации и имеет характер обычной общественной, а не политической власти. Государство является главным элементом политической системы общества, в которую входят все существующие в обществе образования политического направления .
Взаимодействуя с различными звеньями политической системы – партиями, движениями, группами населения, объединенными с социальными, национальными, профессиональными, половыми и прочими признаками, государство представляет собой ведущий субъект политической жизни, который взаимодействует с другими звеньями политической системы. Она регистрирует или аннулирует регистрацию отдельных негосударственных образований, устанавливает правовой режим их деятельности, следит за его соблюдением. Негосударственные формирования, хотя непосредственно и не осуществляют политическую власть, но участвуют в борьбе за принятие тех или иных государственных решений, их реализацию или контроль за их осуществлением, за изменение государственной политики. Следовательно, всегда речь идет об участии в решении государственных дел, о борьбе за государственную власть, за влияние на ее деятельность. С помощью законодательства государство официально определяет правовое положение других элементов политической системы. Поскольку всякая политическая борьба и деятельность так или иначе связаны с государством, все это обуславливает ее исключительную монополию на политическую власть.
Именно на государственную власть возлагается осуществление ряда функций – направлений ее деятельности в отношении воздействия на общественные отношения. С помощью функций государства раскрывается ее сущность. Государственные функции делятся на несколько видов.
Основными среди них являются те, которые определяют главные направления деятельности государства, а именно: экономическая, политическая, социальная и идеологическая функции. В государствах различных исторических типов их содержание и объем разные. Остальные направления деятельности государства – значительно уже и составляют ее неосновные функции.
Политическая власть монопольно принадлежит государству, используется им для решения как внутри-, так и внешнеполитических задач. Этому соответствует разделение функций на внутренние и внешние.
Большинство государственных функций имеют постоянный характер, однако некоторым из них присущ временный специфический характер. Эти функции осуществляются во время военных действий, борьбы со стихийным бедствием, эпидемиями, в связи с участием в действиях международных вооруженных сил и т. п. Временные функции имеют преимущественно чрезвычайный характер. Кроме государственных функций, есть еще функции государственных органов. Главные из них – законодательная, исполнительная, судебная и контрольная, – осуществляются группами однородных государственных органов. Разделение государственной власти на органы, которые выполняют каждую из этих функций, лежит в основе одного из основополагающих принципов организации и деятельности государственной власти – разделения властей .
Итак, государство является организацией политической власти во всех аспектах своей деятельности государство. Власть присуща всем общественным отношениям – экономическим, политическим, социальным, идеологическим. В основе государственной власти лежат отношения зависимости между людьми. Эти отношения имеют волевой, а иногда и силовой характер и создают возможность различными способами навязывать государственную волю гражданам и иным субъектам общественных отношений.

3. Понятие и виды ресурсов осуществления политической власти
В структуру власти входит такой компонент как ресурсы. В широком смысле ресурсы – это все то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других. Однако такая трактовка является общей и не позволяет дифференцировать различные элементы власти (субъект, объект, средства), поскольку в этом случае ресурсами являются все факторы, способные на нее повлиять: собственные качества субъекта, свойства объекта, ситуация, в которой находится субъект, материальные и иные средства воздействия. При таком понимании ресурсов утрачивается их специфика как самостоятельного, обычно материализованного звена модели государственной власти. Учитывая это, целесообразна более узкая трактовка ресурсов, их понимание как всех затрат, необходимых для осуществления политической власти.
Первостепенная значимость ресурсов как оснований власти отражена в теории социального обмена . Согласно с ней, неравномерное распределение дефицитных ресурсов является важнейшей социальной причиной подчинения одних людей другим. Люди, которые не имеют ресурсов, получают их в обмен на выполнение распоряжений их владельцев. То есть одни попадают в зависимость от других, подчиняются им.
До недавнего времени аналитики оперировали только правовыми, монетарными и человеческими ресурсами. Однако в последнее время ученые также рассматривают ресурсы большинства, принуждения, времени и доверия, организационный и информационный (когнитивный) ресурсы.
Существует несколько классификаций ресурсов. В частности, известно их разделение на утилитарные, принудительные и нормативные . Утилитарные ресурсы – это материальные и другие социальные блага, связанные с повседневными интересами людей. Эти ресурсы используются как для поощрения, так и наказания. В качестве принудительных ресурсов выступают меры административного наказания, используемые тогда, когда не срабатывают утилитарные ресурсы. Нормативные ресурсы – средства воздействия на ценностные ориентации и нормы поведения человека. Они призваны убедить подчиненных в общности интересов руководителя и исполнителей, обеспечить одобрение действий субъекта политики, принятие его требований.
Распространена также классификация ресурсов по важнейшим сферам жизнедеятельности . В соответствии с ней, экономические ресурсы – это материальные ценности, необходимые для общественного и личного производства и потребления, деньги как их всеобщий эквивалент, техника, плодородные земли, полезные ископаемые и тому подобное. Социальные ресурсы – способность повышения или понижения социального статуса или ранга, места в социальной стратификации. Они частично совпадают с экономическими ресурсами. Например, доход и богатство, выступая как экономические ресурсы, характеризуют и социальный статус. Однако к социальным ресурсам относятся также такие показатели, как должность, престиж, образование и тому подобное.
Культурно-информационные ресурсы – знания и информация, а также средства их получения и распространения. Принудительные ресурсы – это институты физического принуждения и специально подготовленные для этого люди. Этот вид ресурсов традиционно считается наиболее эффективным источником власти, поскольку его использование способно лишить человека жизни, свободы и имущества – высших ценностей. Специфическим ресурсом является демографический, потому что человек – это универсальный, многофункциональный ресурс, который производит другие ресурсы. Как правило, субъекты применяют разнообразные ресурсы комплексно, особенно это касается государства, обладающего всеми их видами.
До недавнего времени аналитики оперировали только правовыми, монетарными и человеческими ресурсами. Однако в последнее время политологи рассматривают в качестве ресурсов участников власти, ресурсы большинства и принуждения, а социологи считают таковыми ресурсы времени и доверия, организационный и информационный (когнитивный).
В частности, согласно А.Тоффлеру, «знания, в силу своих преимуществ – бесконечности, общедоступности, демократичности, – подчинили силу и богатство и стали определяющим фактором функционирования власти» .
В ходе общественного развития традиционные ресурсы власти – сила и богатство  утрачивают влияние, хотя и не исчезают полностью. Истинную же власть получают знания и владение информацией. Конечно, далеко не во всех странах знания и информация имеют приоритет над экономическими, социальными и силовыми ресурсами. Однако тенденция повышения значимости культурно-информационных ресурсов как источника власти в современном мире проявляется достаточно отчетливо .
Наделение участников власти различными ресурсами, их применение, сочетание, замена одних другими могут ощутимо влиять на процессы, результаты и последствия политической власти. При этом относительное влияние различных ресурсов может меняться от одной власти к другой. С учетом этого распределение и управление ресурсами должны рассматриваться как решения относительно власти.
Все ресурсы можно разделить на десять видов, которые участники власти могут использовать (или нет) в процессе ее осуществления: правовой, финансовый, имущественный, человеческий, информационный, организационный, принуждения, большинства, доверия и времени. В основу этой классификации положена типология М. Крозье и Э. Фридберга, уточненная П. Кнепфелем.
На различных этапах цикла осуществления власти эти ресурсы неравномерно распределяются между его создателями, хотя остаются доступными для всех благодаря их публичному статусу. Например, даже если a priori правовой ресурс относится прежде всего к ресурсам политиков, право на доступ к правосудию, предоставленное законом любому гражданину, составит для него также ресурс правового характера.
Право, которое в отличие от других ресурсов находится в распоряжении создателей политической власти, является преимущественным источником узаконивания любых решений в отношении нее. При отсутствии этого ресурса в виде законодательной (нормативной) базы любые решения могут быть опротестованы (или отменены) решением судов. Право играет определяющую роль среди других ресурсов, поскольку нормативно обосновывает политико-административные программы, организует как содержание (определение задач и правил поведения групп интересов), так и выбор других ресурсов (финансовых, человеческих, силовых, организационных). Обеспечение различных участников власти правовым ресурсом определено совокупностью норм конституционного, административного, уголовного и другого права, принятыми органами законодательной и исполнительной власти. В демократических странах к созданию этого ресурса привлечены все участники процесса политической власти.
Несмотря на высокий уровень объективации, право нуждается в деятельности по воспроизводству и управлению. Как и другие ресурсы, право может потерять ценность или даже законность. Например, если оно будет использоваться слишком интенсивно или будет иметь место злоупотребление им, право вообще не будет приниматься во внимание. Нередки также случаи, когда нормы законодательства остаются на бумаге, не будучи снабжены в своем исполнении актами внедрения, а также возможностью обращения в суд в случае нарушения соответствующих норм.
Строгие требования к управлению правом, которые среди прочего устанавливаются конституционными нормами, могут противоречить необходимости гибкого сочетания с другими ресурсами. На практике монетарный ресурс или ресурс доверия часто заменяет право: публичные действующие лица иногда обсуждают финансовые компенсации или незаконные договорные урегулирования споров, чтобы временно устранить недостаток правового ресурса.
Финансовый (монетарный) ресурс является одним из наиболее очевидных ресурсов. Его мобилизуют не только при внедрении политики распределения или перераспределения, но регулятивной или учредительной. Невозможно успешно осуществлять государственную политическую власть без финансирования. Это одинаково касается всех участников власти и представителей групп интересов. Кроме этого, участники власти передают ряд непрофильных функций в управление профессиональным подрядчикам, закупая у них технико-экономические обоснования, аналитические рекомендации, экспертизы и другие услуги.
Обеспечение финансовыми ресурсами участников политической власти является важным политическим актом, в котором постоянно и определено участвует законодательная власть, принимая бюджетные решения. Однако бюджетные статьи лишь частично отражают политику, ее результаты и последствия, так как классифицируются по видам расходов и административным образованиям. Кроме того, во многих случаях законодательная власть больше интересуется способом использования финансовых ресурсов, чем конечной целью расходов (целью политики). Таким образом, несмотря на простой способ измерения, возможность обмена или замены на другие виды, монетарный ресурс является наиболее неравномерно распределяемым среди участников власти .
Имущественный ресурс охватывает все имущество, которое есть в распоряжении участников политики и групп интересов, но не ограничивается материальными средствами. В состав ресурса входят также все виды поддержки внешней связи между производителями, аналитиками политики, заинтересованными органами власти и группами интересов. Отсутствие или недостаток имущественного ресурса и связей, которые он делает возможными, способно, в частности во время кризиса, поставить под сомнение политическую власть в целом, несмотря на наличие у государства информационного ресурса и ресурса принуждения.
В отношении государственной власти, информация – это технические, социальные, экономические и политические знания о решаемой проблеме, необходимые для осуществления власти. Поскольку информация является базой для принятия решений, ее нужно рассматривать как исключительный ресурс. Важным условием при этом является достоверность входных данных, поскольку в случае их искажения (особенно умышленного) ошибочные решения неизбежны. Именно отсутствием достоверной и полной входной информации во многом объясняется неэффективность советской директивной власти.
Информационным называют особый вид ресурса, основанный на идеях и знаниях, образованный благодаря научно-технической деятельности людей и представленный в форме, пригодной для накопления, реализации и воспроизводства. Иногда его называют когнитивным, понимая под ним способность человека к восприятию и переработке внешней информации.
Информационный ресурс имеет много общих черт с другими ресурсами власти, а именно: его разработка, воспроизведение и распространение необходимо планировать в соответствии с потребностями; затраты на его получение и использование можно оценить с экономической точки зрения; потребности в нем могут и должны быть соотнесены с возможностями их удовлетворения как из внутренних, так и из внешних источников.
Этот ресурс имеет ряд особенностей. В частности, в отличие от других (например, монетарного, имущественного) он является почти неисчерпаемым. С его использованием информация не исчезает, а меняет свою ценность. С развитием общества и увеличением объема использования знаний интенсивность информационных потоков только растет. Применение качественного информационного ресурса вместо устаревшего, неполного, недостоверного может улучшить использование других ресурсов, в корне изменив результаты и последствия процессов реализации власти. Поэтому управление информационными ресурсами имеет определяющее значение на всех этапах создания власти.
При осуществлении государственной власти следует осознать, что концептуальные ресурсы не менее важны, чем материальные; принятие эффективных решений требует совершенного информационного ресурса; информационное обеспечение является определяющим в системе принятия решений в отношении реализации власти.
Организационный ресурс (интерактивный, координационный, ресурс взаимодействия) определить довольно трудно. П. Кнопфель предлагает определять организационным ресурс, выстроенный из отдельных признаков участников власти, административных и социальных структур, к которым они принадлежат, и сети отношений между ними. Качество этого ресурса определяется способностью участников организовывать взаимодействие между собой и политико-административными структурами и вырабатывать общие представления о такой деятельности.
Разное целевое объединение ресурсов для достижения определенной цели может по-разному влиять на процесс реализации власти. Высокий уровень взаимодействия участников политики позволяет сэкономить другие ресурсы (например, человеческие или временные), или расширить их (например, ресурс доверия).
Любая организационная единица характеризуется наличием в ней человека как активного ресурса. Но иногда, несмотря на высокое качество, человеческий ресурс может быть настолько плохо организованным, что не будет обеспечивать достижение поставленной цели. Поэтому организационный ресурс должен рассматриваться отдельно как дополняющий человеческий и требующий своих стратегий развития, которые отличаются от соответствующих стратегий для человеческого ресурса.
В течение последних лет были начаты активные преобразования организационного ресурса. Самые заметные – изменения в структуре органов исполнительной власти, а также их фактическое разделение согласно трем основным функциям:
– правоустанавливающими (осуществляют министерства, призванные формировать и реализовать государственную политику в соответствующих сферах общественной жизни (секторах государственного управления), заниматься нормативно-правовым регулированием, координированием и контролем деятельности подведомственных им служб и агентств);
 правоприменительными (службы, осуществляющие контроль и надзор);
– предоставлением государственных услуг и управления государственным имуществом (агентства).
Время – это бесплатный ресурс, который не восстанавливается и не чувствуется, поэтому обычно тратится бездумно. Большинство исследователей вообще не рассматривают его как отдельный ресурс, хотя его важность трудно переоценить. Удивительно видеть, насколько редко рассматривается этот вопрос, тогда как нехватка времени фигурирует почти во всех правительственных и парламентских отношениях. Время является основным предметом конфликтов при осуществлении власти (кризисные ситуации, в частности сезонные, переходные периоды, моратории и т. п). Легкомысленное отношение к времени, выделяемому на реализацию власти, приводит к многочисленным ошибкам.
Ряд исследователей считает, что «нехватки времени» не существует – есть неправильная его организация, что обусловливает неспособность участников политики находиться в нужном месте в нужное время, принимая правильные решения. Типичными подходами в управлении временем является постановка приоритетов, распределение крупных задач и проектов на отдельные действия и делегирование их выполнение другим людям в соответствии с их компетенцией. К управлению временем относятся также методы воздействия на мотивацию и контроль результатов.
Ресурс доверия является одним из самых неустойчивых «исходных условий» реализации власти. Это или смазка, облегчающая вращение «управленческих шестеренок», или наоборот, фактор, который препятствует прогрессивным изменениям. Его должное использование требует от политиков коммуникативных навыков, гибкости, трезвости восприятия в общении с другими участниками политики.
Поскольку личные симпатии и антипатии формализовать невозможно, контролировать распределение ресурса доверия проблематично. Он может оказаться недоступным, быть использован не теми силами или не так, как нужно. Тот, кто получает этот ресурс, способен либо поддержать власть, либо помешать ее реализации. Поэтому ресурс доверия иногда превращается в административный ресурс – систему методов и средств, используемых должностными лицами и органами государственной власти с целями, которые противоречат базовым принципам государственного управления.
Тем не менее, ресурс доверия не является правовым ресурсом. Он не формализует условия выработки властных решений и их конкретное содержание, а лишь определяет цели и «правила игры».
Наличие доверия является важным еще и потому, что это позволяет экономить другие ресурсы (правовой, монетарный, временной). На его усиление направлено законодательное закрепление прав граждан на внесение предложений к проектам нормативно-правовых актов, участие в публичных слушаниях и открытых заседаниях, проведение общественной экспертизы. Эти процедуры не только предусматривают участие представителей гражданского общества в осуществлении власти, но и не позволяют им блокировать действия по ее реализации (ведь «все могли высказаться раньше»).
Наличие ресурса принуждения (силового ресурса), который имеет меру и карательное влияние, традиционно считают необходимым условием и обязательным резервом государственной власти и управления. Однако управление им является очень сложным. Его использование требует поддержки большинства, при отсутствии которого может быть утрачен ресурс доверия. Учитывая это, если не брать во внимание политику безопасности и обороны, принуждение является ресурсом, который почти не используют. Большинство демократических стран рассматривает его как крайний, отдавая предпочтение ресурсу доверия.
Однако даже угроза использовать силу может быть определяющей при реализации власти. Не следует пренебрегать и законным принуждением сил правопорядка в ответ на противостояние со стороны специальных групп интересов. В то же время для групп специальных интересов сила может быть ресурсом, который позволяет выразить глубокое несогласие.
В любом демократическом государстве внедрение или изменение политики требует обязательного закрепления в форме законов или других актов, утвержденных парламентским большинством или непосредственно гражданами. Благодаря правовой базе, полученной таким образом, создатели политики могут направить ее ко всем гражданам, а не к отдельным личностям или социальным группам. Однако эта база не является постоянной. В кризисные периоды (например, во время политических противостояний, когда доверие к силам, находящимся у власти, уменьшается) власти могут потерять поддержку большинства. При этом причины, приводящие к этому, часто являются непредсказуемыми. Чтобы предотвратить потерю ресурса большинства, важно осуществлять постоянное оценивание и мониторинг; публично объяснять политические процессы, раскрывая ошибочность утверждений оппонентов; привлекать символические ценности, которые воспринимаются большинством.
Иногда ресурс большинства позволяет экономить другие ресурсы, что свидетельствует о его чрезвычайной важности. Создатели политики, пользующиеся поддержкой большинства, могут временно (например, при формулировке политики) обойтись без правового (отсутствие законодательной (нормативной) базы) или информационного ресурса (убеждение вместо предыдущего исследования проблемы), ресурса времени (осуществляя директивные вмешательства) или доверия (пренебрежение мнением определенных социальных групп или групп специальных интересов).
Заключение
Итак, можно сделать обобщающие выводы.
Власть является центральной категорией политической науки. В зависимости от ее содержания трактуется сущность и механизм реализации политических процессов и институтов, политических интересов, политического поведения социальных групп и индивидов.
Власть с позиции концептуального и типологического подходов является достаточно сложным феноменом. Окончательного решения проблемы власти в соответствующей научной литературе нет. Она действительно выступает феноменом, который словно «ускользает» от исследователя. До настоящего времени является актуальным вопрос относительно понятия «власть», форм ее классификации, типологии власти. С точки зрения целесообразности распределения власти и ее влияния на управленческие процессы. власть можно определить, как способность субъекта обеспечить подчинение объекта в соответствии со своими намерениями.
Ресурсы реализации власти – это все затраты, необходимые для ее осуществления. Наличие или отсутствие тех или иных ресурсов ощутимо влияет на результаты и последствия реализации власти. При этом относительное влияние различных ресурсов может меняться.
Во время реализации власти ее участники могут использовать (или нет) такие ресурсы: правовой, финансовый, имущественный, человеческий, информационный, организационный, принуждения, большинства, доверия и времени. Концептуальные ресурсы являются не менее важными, чем материальные. В частности, принятие действенных властных решений невозможно без совершенного информационного ресурса. В то же время, ресурс времени является основным предметом конфликтов при реализации новой политики. Легкомысленное отношение к выделяемому времени, приводит к многочисленным ошибкам.

Список использованных источников
1. Васютинский В.О. Интеракционная психология власти: монография / В.О. Васютинский.  К.: КСУ, 2015. − 492 с.
2. Вольнов В. Феномен власти [Электронный ресурс]// проект журнала «Полис» «Политические исследования» – Режим доступа: http://old.politstudies.ru/vm/vm2/vm2_dis_12.htm
3. Григорян Д. К. Ресурсы реализации политической воли в контексте лидерско-элитного позиционирования в структурах распределения власти /Д. К.Григорян // Коммуникология. 2017. №2. С.201-208.
4. Канетти Э. Масса и власть /Э.Канетти; пер. с нем.  К.: Вереск, 2017. − 527 с.
5. Конфисахор А.Г. Психология власти /А.Г.Конфисахор. – СПб.: Питер, 2014. − 234 с.
6. Латыпов И. А. Власть в междисциплинарном понимании социально-гуманитарного знания /Ильяс Альбертович Латыпов // Научные исследования.  2016.  №8 (9).  С.48-50
7. Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ/ В.Г. Ледяев. − М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2016. – 384 с.
8. Политология: Учебное пособие для студентов вузов / Н.П. Денисюк, Т.Г. Соловей. − Мн.: ТетраСистемс, 2016. − 383с
9. Пугачев В. П. Введение в политологию / В. П. Пугачев, А. И. Соловьев. – М.: Аспект-пресс, 2015. – 382 с.
10. Рассел Б. Власть. Новый Социальный Анализ / Б.Рассел; Пер. с англ. − К.: Стэп-К, 2016. − 224 с
11. Ритцер Дж. Современные социологические теории / Дж. Ритцер: пер. с англ. – СПб.: Питер, 2016. – 688 с.
12. Ромашкина А. Б. Феномен власти в условиях информационного общества// Государственное управление. Электронный вестник.  №. 75.  2019.  С. 194-208.
13. Тоффлер Э. Метаморфозы власти = Powershift: Knowledge, Wealth and Violence at the Edge of the 21st Century / Э. Тоффлер: пер. с англ. – М.: АСТ, 2014. – 672 с

Узнать сколько стоит решение этого задания
(ответ в течение 5 мин.)
X